http://physiomedica.ru/carboxytheraphy/ процедура карбокситерапия.
Об институте Услуги и цены Специалистам Партнерам Контакты
Москва (495) 641-27-88
Санкт-Петербург(812) 305-03-93
Об институте Наши специалисты Лицензии и сертификаты Партнеры Наши Публикации Серия книг "Anti-Aging революция" Участие в международных проектах Новости Вакансии
ГлавнаяОб институтеНовости › 02 Мая 2007 - Генетическая азбука здоровья

Генетическая азбука здоровья

Источник: журнал "Les nouvelles esthetiques", N 1 2007 г.

ЕЛЕНА БАРАНОВА генетик, доктор медицинских наук, профессор (Франция)

ВСЕ МЫ ОБЛАДАЕМ ОДИНАКОВЫМ НАБОРОМ ГЕНОВ, но так отличаемся друг от друга. Этот феномен обусловлен, прежде всего, генетическ им полиморфизмом: каждый ген может существовать в различных формах. И мы наблюдаем это явление постоянно: у кого-то из нас глаза карие, у кого-то – голубые или зеленые, у одних – первая группа крови, у других – вторая, третья или четвертая. Точно так же встречаются кудрявые, волнистые и прямые волосы черного, коричневого или золотисто-рыжего цвета. Кожа имеет конституционально более светлую или более темную окраску. При этом не встает вопрос – хорошо это или плохо? Такими мы рождаемся. Генетический полиморфизм сказывается кроме внешности на многих процессах жизнедеятельности, поскольку гены отвечают за синтез белков – структурных и регуляторных. От строения, а следовательно, и активности белков напрямую зависит функционирование нашего организма: свойства тканей, процессы обмена веществ и детоксикации, реакция на медикаменты, подверженность заболеваниям. Нам кажется совершенно естественным, что молодая рыжеволосая женщина с тонкой белой кожей пользуется на пляже кремом с очень высоким фактором защиты от солнечных лучей. Таким образом она подкрепляет очень незначительные защитные возможности своей кожи в отношении агрессивного воздействия ультрафиолета и ограждает себя от ожога, преждевременного старения кожи и возможного злокачественного перерождения клеток. Сегодня, благодаря развитию нового направления генетики – «новой генетики», генетики взаимодействий – у нас появляется возможность действовать аналогичным образом и в отношении других функций нашего организма, эффективно используя свои сильные стороны и укрепляя слабые сообразно воздействию окружающей среды.

Полиморфизм – количество и качество
Учиться и, когда придет время, прикладывать усвоенное к делу – разве это не прекрасно!
Конфуций

Полиморфизмом генов называют различные изменения в структуре молекулы ДНК, определяющие генетическое разнообразие и совместимые с жизнью. Важно отметить, что полиморфизм не только не несет непосредственной угрозы для жизни, но в определенном смысле является ее источником: так, близкородственные браки, значительно снижающие разнообразие аллелей (низкий уровень полиморфизма), ведут к формированию у детей серьезных патологий и вырождению в последующих поколениях. Напротив, явление гетерозиса – межгибридной силы – отмечается у детей первого поколения от смешанных браков. Причем, чем «дальше» друг от друга с генетической точки зрения находятся родители (например: голубоглазая натуральная блондинка с белой кожей и смуглый кареглазый брюнет), тем «ярче» результат. Явление гетерозиса встречается у всех видов живых организмов. Мутации, в отличие от полиморфизма, как правило, не совместимы с жизнью. Их частота в популяции не превышает 1–2%. Типы полиморфизмов определяются природой структурных изменений. Например, SNP (Single Nucleotide Polimorphism) – замена одного нуклеотида на другой. Возможны также вариации последовательности нуклеотидов, их выпадения и вставки. Последствия экспрессии (работы) поморфного гена различны, например, активность фермента, кодирующегося этим геном, может повышаться, понижаться или оставаться неизменной. Биологическая целесообразность поморфизма заключается в том, что налие нескольких аллелей (разновидностей) одного и того же гена обеспечивает разнообразие признаков внутри вида и способствует естественному отбору с целью максимальной адаптации к окружающей среде.

Экспрессия генов и феномен близнецов
Мы привыкли думать, что наша судьба определяется звездами.Сегодня мы знаем, что многое в нашей судьбе определяется генами.
Дж. Д. Уотсон, 1989

Сущность механизма экспрессии гена сводится к нескольким этапам. В начале с ДНК считывается информация, то есть происходит транскрипция. При этом обется молекула РНК (пре-мРНК), коющ ая последовательность чередующихся нуклеотидов в гене. В генах кроме блоков, несущих информацию о последовательности аминокислот в полипептидной молек уле (экзоны), есть участки, которые не содержат подобной информации, но регулируют сам процесс считывания генетического кода (интроны). В процессе сплайсинга из молек улы премРНК удаляются интроны, и получается более компактная структура – матричная РНК (мРНК). мРНК транспортируется за пределы ядра в цитоплазму и затем в рибосому. Здесь происходит следую щий этап – трансляция – синтез белка в полном соответствии с записанной информацией, причем каждой аминокисоте соответствует определенная последовательность из 3 нуклеотидов. Таким образом, для любой клетки характерен однонаправленный поток информации: ДНК – РНК – белок. Все белки нашего организма подраздеяются на 2 большие группы: структурные и регуляторные (ферменты). Из структурных белков построены клетки (их больше тысячи видов), ткани (их около 300 типов), органы и системы. Ферменты обеспечивают протекание всех процессов жизнедеятельности, они являются участниками и одновременно регуляторами всевозможных межмолекулярных взаимодействий. Широко распространенный ранее постулат – «один ген – один белок» – не поодтверждения. Сегодня известно, что один ген может обеспечивать синтез разных белков, и в то же время несколько генов могут участвовать в синтезе одного белка. Экспрессия генов играет не меньшую роль в возникновении феномена разнообразия, чем генетический полиморфизм. Хорошо известно, что, несмотря на кажущуюся неразличимость, однояйцевые близнецы имеют свои особенности, намер небольшие отличия во внешнем виде и разную склонность к определенным заболеваниям. Причина этого кроется именно в экспрессии генов, которая практически не отличается в раннем детстве и приобретает существенную разницу при взрослении. Привычки, структура питания, место жительства – все эти факторы накладывают свой отпечаток.

Предупреждать легче, чем лечить
Нет плохих генов, есть плохие привычки.
Основной постулат «новой» генетики

Восточная медицина всегда занималась поддержанием здоровья. Отсюда огромное количество общеукрепляющих и тониющих препаратов, развитие духовных практик, медитации, особой гимнастики. В древнем Китае пациент вообще платил врачу только тогда, когда хорошо себя чувствовал, а не тогда, когда избавлялся от недуга. Традиционная европейская медицина всегда была преимущественно лечебной. К ней обращались в случае нездоровья – лихорадки, боли, сыпи, рвоты, удушья. От врача ждали действенного лекарства и совственного слова. Современная медицина, с ее огромными диагностическими возможностями и новейшими лекарствами, способна справиться с самым широким кругом заболеваний. Но не со всеми. Более того, применение большинства лекарств чревато побочными эффектами, ятрогенией. Поэтому еще со времен Гипократа были известны принципы профиктики, о которых никогда не забывали, хотя и не уделяли им должного внимания. Нельзя отрицать, что проведение профиктических прививок позволило в той или иной степени справиться с тяжелейшими инфекционными заболеваниями – оспой, чумой, туберкулезом. И, конечно, всем хоошо известно, что соблюдение правил здорового образа жизни позволяет надого сохранять хорошую форму. Но… Все эти общие рекомендации имеют лишь общую ценность. Хорошо строить дом из огнеупорных материалов, но еще лучше уметь гасить пожар, пока он не усел разгореться. Современные знания в области генетики привели нас к пониманию того, что традиционные рекомендации по тому же здоровому образу жизни полезны не всем.

Олимпийский чемпион-марафонец Джим Фикс погиб от инфаркта в 52 года во время бега трусцой. Уинстон Черчилль, обладавший избыточным весом, не признававший никаких диет, активный курильщик и любитель виски с содовой, с жизненным кредо «Нет спорту!», в 80летнем возрасте был еще очень деятельным!

У каждого из нас есть свои слабые и сильные стороны, предопределенные генетическим полиморфизмом. И, владея современными знаниями, мы можем предвидеть и предупредить негативные последствия влияния окружающей среды, образа жизни каждого конкретного человека. С помощью генетических знаний и методик мы вступаем в область персонифицированной предиктивной медицины. «Отцом» этого направления считают французского иммунолога, лауреата Нобеевской премии Жана Доссе, который еще в 1977 году сказал: «На протяжении столетий медицина пыталась лечить, сегодня же ее высшая цель – скорее предупреждать, а не излечивать. Но чтобы предупреждать, необходимо предвидеть; из этого и родись предиктивная медицина – первый этап медицины превентивной».

В настоящее время основной прерогативой предиктивной медицины являются мультифакторные заболевания. Причиной их развития служат не просто полиморфизм определенных генов, но и их взаимодействие с факторами окружающей среды. Итак, почему же мы заболеваем? Обратимся к рисунку 1.

Ряд тяжелых наследственных заболеваний (например, муковисцидоз) связан с патологией (мутацией) конкретного гена, однако суммарное количество этих генов не превышает 11%. Гомозиготный носитель патологического гена уже рождается тяжелобольным. Основная стратегия профилактики моногенных заболеваний с абсолютным риском заключается в пренатальной диагностике. , в недалеком будущем появится возможность леть тяжело больных детей с помощью генной терапии, заменяя больной ген здоровым. Кроме того, есть заболевания, вызванные генами с высокой пенетрантностью, то есть с большой вероятностью экспрессии гена и развития болезни. К этой групе относится наследственный рак молочной железы (ген BRCA1), толстой кишки (APC), наследственная форма болезни Паркинсона и другие. У более 90% гомоготных носителей мутации патология развивается до 45–50етнего возраста. Однако в целом процент наследственных раков среди всех их разновидностей не так уж высок и составляет 5–15% (в зависимости от типа). 89% наших генов при наличии полиморфизма могут лишь «способствовать» появению тех или иных заболеваний, но в этом случае риск носит относительный характер, поскольку развитие болезни во многом определяется влиянием окружающей среды (питание, стресс, курение, экология и т. д.). К таким полигенным мультифакторным заболеваниям относят диабет второго типа, остеопороз, хронический бронхит, астму, ИБС, гипертонию, спорадические раки (молочной железы, простаты, легких, толстой кишки). Уже установлено около 20 генетическ их маркеров для астмы, 250 генов, ассоциированных с риском заболеваний сердца и сосудов. Генетики даже обнаружили ген, ответственный за мигрень. Эта группа заболеваний является наибоее благоприятной в плане профилактики: знание профиля индивидуального полиморфизма позволяет сознательно адаптиовать привычки, структуру питания, образ жизни для достижения оптимального состояния здоровья. Такая модуляция среды дает возможность целенаправленно повыть или, наоборот, угнетать активность определенных генов.

Научная работа Жана Доссе изначально была связана с поиском факторов несовместимости крови одной группы. В 1958 году были обнаружены антигены на поверхности лейкоцитов, которые получили название МАС (по инициалам первых трех доноров, в крови которых и были обнаружены эти антигены). Учитывая то, что переливание крови представляет собой разновидность трансплантации органов, Доссе высказал предположение, что МАСнтиген является одним из факторов, определяющих гистосовместимость. Взаимосвязанные ген ы из группы человеческих лимфоцитарных антигенов (HLA) получили навание главного фактора гистосовместимости (MHC). В 1967 году Доссе исследовал взаимодействие между системой HLA и возникновением ряда заболеваний. Им впервые было показано, что некоторые типы HLA связаны с увеличенным риском поражений суставов и сахарного диабета. Жан Доссе предположил, что «каждый гаплотип HLA (группа аллелей, внесенных каждым родителем), имеет свою собственную конфигурацию генов, которая определяет специфическую способность иммунного ответа, благоприятного в одних окружающих условиях и неблагоприятного в других».

«Ворота» биотрансформации
Все течет, все изменяется.
Китайская мудрость

Все, что ежедневно поступает в наш организм, – еда, лекарства, сигаретный дым, компоненты нанесенных на кожу косметических средств, поллютанты – проходит через «ворота» биотрансформации. Этот крайне сложный комплекс процессов включает более 700 химических реакций, которые можно объединить в 2 последовательные фазы (таблица 1).

На первой фазе биотрансформации происходит активизация гидрофобных экзогенных молекул. Основные ферменты этой фазы принадлежат к семейству цитохромов Р450 (их еще обозначают как CYP). В результате химических реакций образуются промежуточные токсичные продукты. В ходе II фазы происходит их детоксикация, путем образования водостворимых конъюгатов с глюкуроновой, серной, уксусной кислотами, глутатионом и другими эндогенными молекулами. Поенные соединения выводятся из организма с мочой, желчью (калом), потом. В норме I и II фазы уравновешены. При доминировании I фазы в организме накапливаются токсические продукты, в том числе и свободные радикалы. Следствием этого становятся хроническая клеточная и тканевая интоксикация, а также оксидативный стресс, который лежит в основе патогенеза не только многих болезней, но и ускоренного старения. Каковы же причины возможного дисбаланса процессов биотрансформации?

Среди них можно выделить три:
• эффекты полиморфных генов, отвеющих за биотрансформацию;
• воздействие окружающей среды (среди основных факторов – индукторы и ингибиторы экспрессии генов);
• различные формы взаимодействия «ген – ген».

Всего в системе биотрансформации задействовано немногим более 50 генов. Однако многие из них подвержены знательному полиморфизму: среди некоторых цитохромов, например CYP 2D6, обнаружено 60 аллелей. Полиморфные эффекты этого гена влияют на метаболизм более чем 20 % всех известных медикаментов, некоторых нейромедиаторов и эндотоксинов. Ген CYP 1А2 является одним из основных в семействе цитохромов Р 450 и участвует в метаболической активации многих ксенобиотиков (ароматические амины, микотоксины), гормонов и лекарств. У 50% европейцев присутствуют легко индуцируемые (чрезмерно активные) формы этого фермента. Избыточная экспрессия гена связана с повышенным риском развития рака толстой кишки и мочевого пузыря, особенно при взаимодействии с табачным дымом, копченостями («среда – ген») или при сочетании с полиморфными эффектами генов II фазы детоксикации («ген – ген»). Ключевым ферментом (геном) второй фазы детоксикации является глютатионS-трансфераза М1, ответственная за конъюгацию с глутатионом. Таким образом обезвреживаются продукты перекисного окисления липидов, нуклеиновых кислот, а также тяжелые металлы. Присутствие двух аллелей GST M1 (0) соответствует отсутствию фермента и связано со значительным повышением риска развития некоторых опухолей, в том числе базальноклеточной карциномы кожи, индуцированной ультрафиолетовыми лучами. При наличии в геноме варианта GST M1 0/0 и высокой активности цитохрома CYP 1А1 (метаболиющего бензопирен табачных смол) на фоне курения риск развития рака легкого увеличивается в 40 раз! Это очень наглядный пример развития заболевания, обусовленного внешней средой (курение), полиморфизмом генов (GST M1) и взаимодействиями «ген – ген» и «среда – ген». Интересно отметить, что если человек не курит, риск этого заболевания при той же генетической особенности ему практически не грозит. Еще раз подчеркнем – плохих генов не бывает! Носители полиморфизма GST M1 0/0, безусловно, более чувствительны к поллютантам окружающей среды, табачному дыму и даже ультрафиолетовым лум. Но! Именно для них максимальной эффективностью обладает превентивная терапия с использованием антиоксидантов, в том числе витамина Е.

Вкус жизни
Я полагаю, что мне следовало бы что-то съесть или выпить, но большой вопрос – что?
Л.Кэролл. «Алиса в стране
чудес»

Из самого названия нутригенетика ясно, что эта дисциплина изучает связь генетической индивидуальности и питания в ракурсе взаимодействия «ген – среда (пища)». Нутригеномика – синтетическая дисциплина, объединяющая геномику и диетологию. В рамках нутригеномики и происходит формирование большинства профилактических программ, поскольку определенные продукты питания, макромикронутриенты способны целенаправенно экспрессировать гены или «выклють» их, восстанавливая слаженную работу генных сетей. Именно с помощью нутригеномики сегодня мы можем до минимума снизить риск развития большинства форм рака молочной железы, простаты, кишечника, кожи и других органов. При Евопарламенте создана рабочая группа по проблеме «Food safety and quality», которая занимается разработкой программ по предотвращению ожирения, диабета 2 типа и других заболеваний с учетом достижений нутригеномики. Огромное значение характеру питания и отдельным продуктам придавали уже с древних времен. Например, в Древнем Египте высоко ценили чеснок в качестве защитного средства от многих болезней. Однако лишь совсем недавно мы узнали, что экстракт чеснока стимулирует реакции II фазы биотрансформации, способствует профилактике рака, сердечно-сосудистых заболеваний. Томатный сок и его активный компонент – ликопен – стимулируют экспрессию гена GSTP 1, что в некоторой степени позволяет компенсировать отсутствие или недостаточную активность других ферментов II фазы биотрансформации – глутатион-S-трансфераз GSTМ 1 и GSTТ 1. К индукторам ферментов детоксикации относят также апельсины, лимоны, розовый грейпфрут, чеснок, клубнику, абрикосы (курагу).

Морковь и другие окрашенные в желто-оранжево-красные цвета овощи и фрукты, которые содержат бета-каротин, а также сельдерей и петрушка способны ингибировать ген цитохрома CYP 1А2; красное мясо и брокколи, наоборот, индуцируют его активность. При чрезмерной активности фермента в организме накапливаются токсичные продукты I фазы биотрансформации, повышается риск развития оксидативного стресса. Однако не стоит обольщаться насчет того, что съеденный морковный салат решит проблему стимуляции определенного метаболического пути. Для проведения направленной генной стимуляции в настоящее время рекомендуется использовать микронутриенты или соки.

Есть и обратная сторона медали: при регулярном употреблении, скажем, мяса или рыбы, приготовленных на гриле, в организм вместе с коричневой корочкой пос-
тупают потенциальные канцерогены – полициклические ароматические амины. У «быстрых ацетиляторов», то есть людей с чрезмерно активным ферментом NAT 2RA, риск заболевания раком толстой кишки при употреблении мяса-гриль значительно выше. А в сочетании с легко индуцируемой формой цитохрома CYP 1A2 (I фаза) и при отсутствии глутатион-S-трансферазы М1 риск заболевания повышается в 10 раз. В этом случае стоит не только отказаться от продуктов, приготовленных на гриле или обжаренных на сковородке, но и всерьез задуматься над проблемой нутриентной коррекции возможных последствий генетического полиморфизма. И вспомнить о пользе томатного сока!

Задачи нутригеномики не сводятся только к целенаправленной регуляции генной экспрессии. Рекомендации специалистов всегда включают меры по защите
клеточных мембран (витамин Е, ненасыщенные жирные кислоты – омега 3, 6 и 9), самого генетического аппарата (олигоэлементы), восполнению дефицита тех или
иных нутриентов, например, витаминов группы В.

Новая фармакология
Предвидеть – значит управлять.
Блез Паскаль

Полиморфизм генов детоксикации имеет прямое отношение к терапевтической активности лекарств, то есть к фармакологии.

В одном из недавних отчетов ВОЗ были обнародованы поистине драматичные факты: современные лекарственные средства неэффективны при лечении депрессии – в 40% случаев, артрозов – в 50%, мигрени – в 60%, язвенной болезни – в 70%, гиперлипидемии, бронхиальной астмы, сахарного диабета, артериальной гипертензии, шизофрении – в 75%. В чем причина столь удручающей картины?

Непредсказуемая реакция организма на лекарство или отсутствие терапевтического эффекта, конечно, могут быть обусловлены врачебными ошибками. Однако чаще всего приходится сталкиваться с объективными факторами, связанными или не связанными с генетикой. Причем вклад первых составляет от 20 до 95%.

Среди негенетических факторов можно выделить чисто физиологические: при наличии атрофического гастрита замедляется всасывание лекарств, в случае почечной недостаточности повышается риск интоксикации. Эти моменты обязательно указываются в инструкции по применению, так же как и возможное влияние пищи на действие конкретного лекарства. Например, продукты, богатые калием (инжир, чернослив, орехи, авокадо, бананы, апельсиновый сок), в сочетании с калийсберегающими диуретиками (амилоридом, триамтереном) могут привести к развитию гиперкалиемии.

В одном из последних номеров JAMA опубликованы результаты, согласно которым полиморфизм гена CYP 1A2 (*1F) повышает
риск развития инфаркта миокарда с каждой лишней чашкой выпитого кофе. Фермент CYP 1A2 участвует в метаболизме кофеина, а данный вариант полиморфизма приводит к уменьшению его активности в 4 раза.

В исследовании приняли участие около 2000 больных, перенесших инфаркт миокарда. Было показано, что вторая-третья чашечка кофе у носителей полиморфного гена CYP 1A2 (*1F) повышает риск развития этого серьезного заболевания на 36%, более 3 чашек – на 64%.
При носительстве аллеля CYP 1A2 (*1А) те же 3 чашечки кофе оказывают благоприятный эффект.

Продукты, содержащие тирамин (мясо, сыр, соевый соус), на фоне применения ингибиторов моноаминооксидазы (используются при лечении депрессии и тревожных расстройств) могут спровоцировать повышение артериального давления. На действие лекарств оказывают влияние алкоголь и табачный дым.

К настоящему времени накоплено немало данных о взаимодействии «лекарство-лекарство». Например, антигипотензивный эффект эналаприла усиливают диуретики и алкоголь, ослабляют – эстрогены (в том числе в составе КОК И ЗГТ) и нестероидные противовоспалительные средства.

Общие закономерности генетической детерминированностилекарственного воздействия изучает фармакогенетика, особенности индивидуальной реакции – фармакогеномика. К настоящему времени известно, что нюансы ответной реакции определяются полиморфизмом генов:
 • метаболизма,
 • транспортеров лекарств,
 • рецепторов («мишеней» лекарств).

Полиморфизм генов, участвующих в метаболизме лекарств, встречается достаточно часто (таблица 2) и оказывает существенное влияние как на эффективность проводимой терапии, так и на риск развития побочных эффектов (рис. 2).

Любой медикамент оказывается наиболее эффективным для людей с оптимальной активностью ферментов – так называемых «экстенсивных метаболайзеров». После того как лекарство попадает в их организм, создается его терапевтическая концентрация, оно «выполняет» свою задачу и выводится. У «медленных метаболайзеров» при наличии одного или двух медленных или недостаточных аллеля поступившее лекарство накапливается, что связано с риском достижения токсического уровня даже при приеме стандартной дозы. Пример: варфарин – антикоагулянт, то есть препарат, понижающий свертываемость крови, – разрушается цитохромом CYP2C9. Примерно у 18% людей встречается вариант гена, кодирующий пониженную активность фермента. Если такие пациенты будут получать варфарин, то вследствие его медленного выведения им грозит осложнение в виде внутреннего кровотечения.

При замедленном метаболизме могут оказаться неэффективными медикаменты, поступающие в организм в неактивной форме пролекарств (валацикловир, ловастатин, спиронолактон, эналаприл), ведь в их превращениях участвуют те же ферменты.

В случае сверхбыстрых аллелей и высокой активности ферментов биотрансформации лекарства метаболизируются очень быстро, и для развития терапевтического эффекта просто не хватает времени.

Транспортные белки играют важную роль в регуляции абсорбции, распределения и выведения лекарств. К ним относятся Р-гликопротеин, транспортеры органических анионов (ОАТР-С, ОАТ-1), органических катионов (ОСТ-1). Р-гликопротеин осуществляет трансмембранный транспорт противоопухолевых лекарств, сердечных гликозидов, глюкокортикоидов и многих других лекарств; в гематоэнцефалическом барьере он ограничивает аккумуляцию дигоксина, винбластина, дексаметазона. Ген, кодирующий Р-гликопротеин, экспрессирован во многих тканях, при его недостаточной активности нарушается экскреция лекарств и их метаболитов в мочу, желчь и содержимое кишечника. В США 16% населения являются носителями полиморфизма гена ОАТР-С, при этом у них снижена активность этого транспортера. В этом случае при применении статинов (препаратов, понижающих уровень холестерина в крови) наиболее часто развиваются по-
ражения печени и рабдомиолиз (токсическое поражение мышц).

Наследственные различия в структуре рецепторов, на которые действуют лекарства, во многом определяют природу ответной реакции. В случае нечувстви-
тельности рецепторов ситуацию не изменит даже многократное повышение дозы лекарственного препарата: эффект от его применения просто не разовьется. Например, эффективность виагры в немалой степени определяется модификациями гена GNB3, кодирующего несколько сигнальных белков. Среди мужчин, располагающих «ТТ»-модификацией этого гена, эффективность виагры составляет около 90%, у пациентов с модификациями «ТС» и «СС» успех терапии отмечается лишь в половине случаев.

Надо отметить, что результаты исследований в области фармакогенетики и фармакогеномики уже давно вышли за пределы научных лабораторий и используются в клинической практике. В январе 2005 года фармацевтическая компания Roche получила разрешение на производство и распространение микрочипа для рутинной диагностики полиморфизма основных генов биотрансформации лекарств – CYP 2D6 и СYP 2С19. Генетические исследования позволяют спрогнозировать эффективность лечения артериальной гипертонии с помощью бета-адреноблокаторов: если у больных обнаруживается разновидность гена 52914-1-адренорецептора Gly389, то, применяя атенолол, не удастся существенно снизить артериальное давление и частоту сердечных сокращений, в отличие от пациентов с вариантом этого гена Arg389.

Другой пример: при участии фермента CYP 2C19 наряду с ингибиторами протонной помпы (омепразол и другие лекарства, применяемые для лечения гастритов
и язвенной болезни) метаболизируются индометацин, варфарин, производные бензодиазепина, некоторые антибиотики. Взаимное угнетение метаболизма оме-
празола и кларитромицина приводит к усилению терапевтического эффекта при проведении антихеликобактерной терапии данной комбинацией медикаментов.

Безусловно, у фармакогенетики – большое будущее. Это не значит, что фармацевтические фирмы вскоре будут конструировать препараты на «заказ» для каждого человека. Однако лекарства и рекомендации по их применению со временем будут разрабатывать для групп людей с похожим генотипом, примерно в равной степени чувствительных к создаваемому средству. Таким образом, есть надежда, что геномика позволит не только тестировать человека на склонность к той или иной болезни, но поможет целенаправленно подобрать нужное лекарство или спрогнозировать возможные побочные эффекты у конкретного пациента еще до начала лечения.

Индивидуальные рекомендации по питанию, образу жизни, занятиям спортом, оптимальные методики релаксации, схемы рациональной фармакотерапии будут
доступны в недалеком будущем всем обладателям генетического паспорта. «Чтоб тебе жить в эпоху перемен!» – желали своим врагам китайцы. «Как нам дожить
до эпохи перемен?» – все чаще задумываемся мы.



  Nimax — разработка сайтов
Главная | Контакты ©2005 — 2008 «ИНБИОМ»
Перепечатка материалов сайта возможна только с разрешения «ИНБИОМ».
Лицензия №78-01-000289 от 14.04.2005